tipa_bandera

Історія України

Україно-російські відносини, російський шовінізм та ін.


Previous Entry Share Next Entry
tipa_bandera

Украина - не Россия. "Две русские народности", Н. Костомаров, 1861г. Часть 1.

История сделала виток, и (о дикость) в наше время русские пропагандисты снова подняли вопрос об идентичности украинского народа, которую они отрицают. Современная российская пропаганда пошла даже дальше опустилась еще ниже чем советская. Советская говорила о "братских народах" (что, вообще-то, более-менее корректно), а российская начала заявлять о "едином народе", что в их трактовке подразумевает отсутствие украинского народа.

Но эти вопросы уже поднимались в прошлом веке. Поэтому интересно посмотреть на то, как протекала эта дискуссия в те времена. Уроженец России, Николай Костомаров написал по этому поводу обширную статью "Две русские народности" (1861 г.). Поскольку я уже ясно показал, что украинцы уже в козацкое время называли себя "украинцы", а свою землю - Украина, то иногда, для более простого почтения я буду заменять терминологию Костомарова на эту терминологию.

Историческая справка: Никола́й Ива́нович Костома́ров — русский общественный деятель, историк, публицист и поэт, член-корреспондент Императорской Санкт-Петербургской академии наук, один из руководителей Кирилло-Мефодиевского общества.

Что же, приступим к чтению сей увлекательной книги:

Зарождения отличия между украинцами и россиянами

Начало этого отличия теряется в глубокой древности, как и вообще распадение славянского племени на отдельные народы. С тех пор как о славянах явились известия у греческих писателей, они уже были разделены и стали известны то под большими отделами, то в разнообразии малых ветвей, из которых многие не знаешь куда приютить.

Самое наглядное доказательство глубокой древности южнорусской народности как одного из типов славянского мира, слагающего в себе подразделительные признаки частностей, это - поразительное сходство южного наречия с новгородским, которого нельзя не заметить и теперь, по совершении многих переворотов, способствовавших к тому, чтобы стереть и изменить его. ....Оно указывает, что часть южнорусского племени, оторванная силою неизвестных нам теперь обстоятельств, удалилась на север и там водворилась со своим наречием и с зачатками своей общественной жизни, выработанными еще на прежней родине. Это сходство южного наречия с северным, по моему разумению, представляет самое несомненное доказательство древности и наречия и народности Южной Руси.

Русь - это Украина

Название Руси за нынешним южнорусским народом перешло и к иностранцам, и все стали называть Русью не всю совокупность славянских племен материка нынешней России, а собственно юго-запад России, населенный тем отделом славянского племени, за которым теперь усваивается название южнорусского, или малороссийского. ... Литва, это прозвище стало достоянием белорусского края и белорусской народности, а южнорусская осталась с своим древним привычным названием Руси.

Московия похищает себе название Русь, необходимость переименования для украинского народа

Имя русского сделалось и для севера, и для востока тем же, чем с давних лет оставалось как исключительное достояние юго-западного народа. Тогда последний [украинский] остался как бы без названия; его местное частное имя, употреблявшееся другим народом только как общее, сделалось для другого тем, чем прежде было для первого. У южнорусского [украинского] народа как будто было похищено его прозвище. Роль должна была перемениться в обратном виде. Так как в старину Северо-Восточная Русь называлась Русью только в общем значении, в своем же частном имела собственные наименования, так теперь южнорусский народ мог назваться русским в общем смысле, но в частном, своенародном, должен был найти себе другое название. ...Этих народных названий являлось много, и, правду сказать, ни одного не было вполне удовлетворительного, может быть потому, что сознание своенародности не вполне выработалось. В XVII веке являлись названия: Украина, Малороссия, Гетманщина - названия эти невольно сделались теперь архаизмами, ибо ни то, ни другое, ни третье не обнимало сферы всего народа, а означало только местные и временные явления его истории. Выдуманное в последнее время название южноруссов остается пока книжным, если не навсегда останется.

Дело в том, что название Руси укрепилось издревле за южнорусским народом. Название не возникает без факта. Нельзя навязать народу ни с того ни с сего какое-нибудь имя.

Примечание. Хочу заметить, что не считаю мнение Костомарова "название Украина сделалось архаизмом" до конца корректным. В некотором роде это было так, политика обрусения украинцев на некоторое время выдавила самоназвание "Украина", которое широко использовалось уже вначале 1600 годов. Но даже не момент написание им статьи это самоназвание снова начало доминировать.

Индивидуализм и демократизм украинцев проигрывают российскому монархизму, общинности, единоначалию

Развитие личного произвола, свобода, неопределительность форм были отличительными чертами украинского общества в древние периоды, и так оно явилось впоследствии. С этим вместе соединялось непостоянство, недостаток ясной цели, порывчатость движения, стремление к созданию и какое-то разложение недосозданного, все, что неминуемо вытекало из перевеса личности над общинностью. Южная Русь отнюдь не теряла чувства своего народного единства, но не думала его поддерживать: напротив, сам народ, по-видимому, шел к разложению и все-таки не мог разложиться. В Южной Руси не видно ни малейшего стремления к подчинению чужих, к ассимилированию инородцев, поселившихся между ее коренными жителями; в ней происходили споры и драки более за оскорбленную честь или за временную добычу, а не с целью утвердить прочное вековое господство.

...Киев никак не годился быть столицею централизованного государства; он не искал этого; он даже не мог удержать первенства над федерацией, потому что не сумел организовать ее. В натуре украинской не было ничего насилующего, нивелирующего, не было политики, не было холодной расчитанности, твердости на пути к предназначенной цели.

На востоке [в России], напротив, личная свобода суживалась и, наконец, уничтожилась. Мы замечаем здесь стремление к сплочению частей, к установке прочной власти, к подчинению, если не к присоединению, других русских земель, стремление к расширению территории на счет инородцев и к прочному утверждению в них посредством заведения городов, народную гордость под знаменем религии, успех, освящаемый идеею Божия соизволения, опору на массу вместо дружины, как это высказалось в борьбе Владимира с Ростовом, покорность избранной власти. ...Татарское завоевание дало новую стихию политическому составу Руси.

Древняя идея Москвы порабощать и подчинять других, поглощать личность. В наше время никуда не делась.

Москва, порабощая и подчиняя других, тем самым возрождала идею общего отечества, только уже в другой форме - не в прежней федеративной, а единодержавной. Так составилась монархия Московская; так из нее образовалось государственное русское тело. Ее гражданственная стихия есть общность, поглощение личности, так как в южнорусском элементе, как на юге, так и в Новгороде, принцип личности постоянно показывал свою живучесть.

Продолжение, часть 2.

?

Log in