December 13th, 2018

Независимость Польши = распад России. Европа хочет унизить Россию, 1864 г

О событиях польского Майдана-1863. Нет ничего нового в российской риторике. Сейчас в русской прессе Европа "использует украинцев", раньше это были поляки:

А зачем нужна Россия, которой для существования нужно держать в подчинении другие народы? Пусть распадается:Collapse )
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.

Польша утратила право на независимость, но не надо её слишком сильно разорять и оскорблять, 1866 г.

Был такой славянофил (???) Александр Иванович Кошелев. Говорят, восхищался тем, как топил в крови Польшу новый генерал-губернатор Муравьев, оставшийся в истории под именем «Муравьева-вешателя»: «Ай да Муравьев! Ай да хват! Расстреливает и вешает. Вешает и расстреливает. Дай бог ему здоровья!». Весьма своеобразное русское славянофильство («Лучший поляк — повешенный поляк», — говорил Муравьев).

Так вот, поехал он по заданию государя в 1864 г. в Варшаву и "там  исправлял обязанности члена Учредительного комитета и главного директора финансов". И, вероятно, немного изменил свое мнение.  В 1866 году он написал записку государю с описанием дел в Польше и об ошибочности политики тотальной русификации и . Интересно почитать, как это описывает очевидец, сторонник подавления Польши и подчинения РИ.

Для начала патриотическая преамбула, занятный пассаж о вредности независимости (русские до сих пор им пользуются):

Русские вообще и те в особенности, которые находятся или находились в последнее время в Польше, все убеждены в том, что эта страна, без вреда для России и самой себя, отдельно существовать не может; что она непременно должна составлять часть империи; и что одни и те же законы, власти и распорядки, по возможности, должны относиться ко всем частям нашего государства.

Далее он рассказывает о "патриотической" русской версии как надо себя России вести в Польше, и о второй либеральной, мягкой. Приведу только первую, ибо она и исполнялась:

Одни полагают, что кроткие, примирительные средства никуда не годятся; что необходимо обессилить, разорить, окончательно подавить шляхту, которой неприязненность к России не подлежит сомнению; что необходимо искоренить всякие польские порядки как произведения шляхетские, напоминающие о прежнем отдельном государственном бытии Польши; ...что русские законы, учреждения и распоряжения должны быть вводимы немедленно и почти без всяких изменений, .. что русскими чиновниками должны быть замещены все несколько значительные места по разным частям управления; что неизбежно удержать как можно долее военное положение и соединенные с ним стеснительные и карательные меры;
Сам Кошелев,Collapse )

Одесса город не русский, 1876 г.

Продолжаю просматривать записки А.И. Кошелева. Интересный отрывок. Тут и сторонник насильственной русификации поляков, у которого провел приятно вечер, и об Одессе:

... Мы пробыли несколько дней в Киеве, посетили лавру, Николаевский мост, церковь Андрея Первозванного и вообще много ходили, ездили, любовались. Тут свиделся я с старым приятелем М.В. Юзефовичем, которого нашел очень подряхлевшим и еще более приверженным к насильственной русификации поляков. Много мы с ним поспорили; у него провел очень приятно вечер, на который он пригласил для меня многих интересных киевлян.

Одесса произвела на меня странное впечатление: город не русский и не иностранный, а просто торговый. Навестил давнего своего знакомого, попечителя учебного округа г. Голубцова, обедал у него и познакомился со многими профессорами - Григоровичем, Дювернуа и др. Посетили мы университет и его музеи; но все это являлось как-то странным, менее учеными и учебными учреждениями, чем какими-то торгово-житейскими заведениями.
Блин, в Ялте то не особо что-то изменилось (да и в Крыму о общем):
Collapse )

Как польки господствуют над мужьями и хранят идеи самостоятельной Польши, 1878 г.

Из записок А.И. Кошелева. Правильно, что не верил рассказам о том, как польская молодежь хочет слияния с Россией:

Считаю нужным здесь сказать еще несколько слов о польском обществе в Варшаве, о поляках и польках вообще. ... Почти с самого начала нашего пребывания в Варшаве поляки не только нас не чуждались, но даже в нас заискивали; но польские дамы долго не решались посещать наши вечера. Замечательно, как польки гораздо рьянее своих мужей и братьев за независимость и самобытность Польши. Между последними я встречал людей, уже убедившихся, что страна их сама по себе существовать не может, что ей остается только выбирать между зависимостью от России или от Германии, что даже присоединение к разношерстной и многочленной Австрии для Польши невозможно и что потому лучше принадлежать к России добродушной, вовсе не себялюбивой, ведущей по большей части свои дела спустя рукава, чем к аккуратной, высоко о себе мнящей и строгой Германии. Встречал, хотя и очень немного, поляков, убежденных в необходимости примкнуть к России без задних мыслей и от души к ней присоединиться, но я не нашел ни одной польки, которая была бы так одушевлена и так мыслила: они еще все имеют надежду на восстановление независимой, самостоятельной Польши. А польки так господствуют над своими мужьями, что те из последних, которые высказывают в отсутствие первых благоразумные мысли, молчат в их присутствии, улыбаются, но не смеют высказываться. Говорят, что молодежь теперь иначе мыслит и иначе расположена и прямо, искренно сознает необходимость слияния с Россиею. Желаю этого от души, но мало этому верю. Не таковы наши порядки, чтобы кого-либо к нам привлечь; мы, пожалуй, сумеем даже и болгар от себя оттолкнуть*. Поляки очень способны, умны, но образованность их странная: они считают себя очень просвещенными, чуть ли не самыми просвещенными людьми в целом свете, но собственного, самостоятельного образования они не имеют: их образование до крайности поверхностно и отстало. Поляки питаются воспоминаниями из своей давней истории и из понятий Франции отчасти аристократической дореволюционной, отчасти же революционной 1789-1792 годов.

*Это писано в 1878 г.; теперь (1882 год) это отчасти нам уже удалось исполнить.
Источник

Как я заставил поляков выучить русский язык, 1864 г.

В Варшаве А. И. Кошелев с 1864 года "исправлял обязанности члена Учредительного комитета и главного директора финансов". Вот как он описывает свой метод русификации поляков. "Я счел своим долгом ему (польскому языку) не учится" - это так характерно для русских. Итак:

Первым долгом я счел созвать к себе всех служащих в комиссии финансов и высказать им те правила, которыми я буду руководствоваться при управлении делами. Я объявил им между прочим, что на основании устава о гражданской службе в Царстве Польском буду требовать знания русского языка, что чрез шесть месяцев более не допущу перевода докладов с польского на русский язык и что они должны будут составляться по-русски, что чиновники, не знающие хорошо русского языка, не получат никаких наград, никакого повышения, а впоследствии не будут терпимы на службе и что только немногие исключения будут мною допущены в пользу престарелых заслуженных чиновников. Речь моя произвела очень хорошее действие: знавшие порядочно русский язык стали тотчас подавать свои доклады по-русски, другие сильно налегли на изучение русского языка, и почти все дело производства до назначенного мною срока перешло на русский язык. Я не знал польского языка, в Варшаве я счел долгом ему не учиться, да и времени на то не было. Со всеми я говорил по-русски и в крайних случаях допускал объяснения на французском языке. Поляки как народ отменно способный чрезвычайно скоро привыкли к русскому языку, и все пошло у нас как нельзя лучше. Два раза в неделю, по понедельникам и четвергам, в первом часу главный директор официально принимал посетителей. Просьбы писались по-польски, и я тотчас передавал их находившемуся подле меня директору моей канцелярии, который переводил или заставлял их переводить, и мне их представлял уже в переводе. Кто-то из поляков подал мне просьбу, написанную по-русски, я тотчас ее прочел, написал на ней резолюцию и наблюл за немедленным по ней исполнением. Вследствие этого просьбы по-русски участились, и через год почти перестали ко мне поступать просьбы по-польски.

...Вообще я должен сказать, что мне удалось распространить употребление русского языка гораздо более, чем в том успел мой товарищ кн. Черкасский, и только потому, что он требовал и прибегал к насилью, а я действовал учтивее и предоставлял самим полякам, мне в угоду, исполнять мое желание.


Право первой ночи или русское порно-1836.

  Из воспоминанй А.И. Кошелева:

Поселился в с. Смыкове молодой помещик С, страстный охотник до женского пола и особенно до свеженьких девушек. Он иначе не позволял свадьбы, как по личном фактическом испытании достоинств невесты. Родители одной девушки не согласились на это условие. Он приказал привести к себе и девушку и ее родителей; приковал последних к стене и при них изнасильничал их дочь. Об этом много говорили в уезде, но предводитель не вышел из своего олимпийского спокойствия; и дело сошло с рук преблагополучно.
Еще интересная история:
Collapse )

Обычная доза горилки три раза в день. 1841 г.

Сколько-нибудь у достаточного обывателя горелка кроме обыкновенных порций утром, пред обедом и ужином в угощение не входит. В уездных же городах и селениях «все еще идет по-старому».

Украинцы, Г.Ф.Квитка-Основьяненко
Вперше надруковано в журн. «Современник», 1841, т. XXI, кн. 1, розд. «Этнография», с. 75 – 85. Без підпису. Авторство засвідчено П. О. Плетньовим (див.: Данилевский Г. П. Украинская старина, Харків, 1866, с. 281).