?

Log in

No account? Create an account

tipa_bandera

Історія України

Україно-російські відносини, російський шовінізм та ін.


Previous Entry Share Next Entry
tipa_bandera

Русификация Украины. Основные вехи. Часть 2.

Продолжение. Читать первую часть.

Перепрыгнем сразу в конец эпохи СССР. Вот каковы результаты русификаци:

Распределение дисциплин у ВУЗах в 1989 г. по языках преподавания:

11,3% - украинский язык
7,0% - украинский и российский языки
76,3% - российский язык



Вдумайтесь: неужто в Украине только 11% разговаривало на украинском языке? Нет? Так почему их вынуждали учиться на российском?

А теперь посмотрим на причины русификации через призму первого секретаря ЦК КП Украины Шелеста. В своих воспоминаниях, дневниках и интервью он неплохо высветил антиукраинский настрой руководства СССР:


Выступление Соломенцева: в Украине много вывесок и объявлений на украинском языке. А чем он отличается от русского? Только искажением последнего. Так зачем это делать? (Оскорбил украинский народ, его язык, а значит, и культуру, проявил великодержавный шовинизм, и все сходит). Он выступил против установления гербов городов, экскурсий и туризма по старинным городам и местам (какой позор отказываться от своей вековечной культуры! Чего можно ждать хорошего от такого рода «деятелей»?)


Вы заметили этот до боли знакомые нотки современных российских шовинистов об украинском языке? Вот она, преемственность традиции, русский шовинизм никуда не делся даже в "новом интернациональном строе".

Вот еще воспоминания:

Суслов вел дальше и произнес удивительные слова: «А вообще я должен сказать всем, что на Украине далеко не все благополучно, — вся Украина говорит по-украински (?! — И.С.). Шелест вспоминает: «А что же она должна — на турецком разговаривать или как?» — Я аж оторопел!»

Здесь подключается Демичев, секретарь ЦК КПСС (тоже из идеологии.— И.С.): «И вообще там, у Шелеста, украинизацией занимаются!» Шелест: «Снова не выдерживаю: Где у Шелеста? Как украинизацией? Никакой украинизацией не занимаются. Есть и русские школы, есть и украинские школы — к большому сожалению, украинских школ становится меньше». Демичев: — «А Шевченко у них — кумир!» И на Суслова смотрит. Шелест: «Здесь меня прорвало. «Да, Шевченко у нас — кумир. Его и в нашей стране, и за границей считают великим демократом, гениальным поэтом». Суслов вмешивается: «И потом у вас вывески все на украинском языке. Что это такое?» — «Ну, а на каком языке они должны быть? На каком? Есть на украинском, есть и на русском».

Тогда Суслов использовал свой главнейший козырь: «Вообще там, у вас на Украине, немало проявлений национализма!» Шелест: «Я оторопел. Сдержался, но голос повысил, наверное, все-таки существенно: «В чем, Михаил Андреевич, проявления национализма? Это же обычные сталинские ярлыки!» А Демичев так невозмутимо: «А в том, что многие говорят по-украински, и в том, что Шевченко слишком уважают! У вас он — кумир молодежи. У Шевченко там цветы всегда, ежегодно венки приносят. У вас...» А здесь еще подкатился Рашидов, тогда — первый секретарь ЦК Компартии Узбекистана, кандидат в члены Президиума ЦК КПСС, полноправный «хозяин» республики, при правлении которого буйным цветом расцветала коррупция, кражи и кумовство: «У нас руський язик в большом почьоте, ми руський язик уважаем, любим, изучаем. Ми его на первий место ставим, ми знаем не так, как на Украине».

А вот выступление Алексея Косыгина, члена Президиума ЦК КПСС, Главы Совета Министров СССР: «Вопросы политической, идеологической работы по национальному вопросу должны быть в центре внимания. Здесь тяжело искать причину возникновения национализма. А еще тяжелее его искоренить. Мы должны применять как воспитательную, так и карательную политику. В нашем искусстве, театрах, кино очень много отступлений от нашей идеологии... Непонятно, почему в Украине в школах должны изучать украинский язык (?!— И.С.). Произведения Шевченко кое-где используются с националистической целью. А возьмем Севастополь. Это — издавна русский город; почему и для чего там вывески и витрины на украинском языке?»

И, в конце концов, итог обсуждения подвел Леонид Брежнев — первый человек в партии и государстве, Первый секретарь ЦК КПСС (с апреля 1966 года — Генеральный секретарь). Вот что сказал «выдающийся продолжатель дела Ленина» (цитируем по записям Шелеста): «Вот у нас при Скрипнике (в 20-е годы.— И.С.) украинизацию проводили. Так это была скрипниковщина! При Скрипнике, вы знаете, я работал на заводе, когда украинизацию проводили — так это же был абсурд, смех. Да и вообще, украинский язык — это же... это суржик русского языка».

Шелест вспоминает: «Я аж зубы стиснул, и молчу, лишь думаю: «И это руководитель государства! Это человек, который родился, вырос и больше половины жизни прожил в Украине!»



Вот отказываются откуда растут ноги современных ватных антиукраинских пропагандистов. Вот еще из воспоминаний Шелеста:

Брежнев, в свою очередь, передо мной поставил вопросы о якобы существующих фактах национализма в республике, что по этому вопросу якобы много поступает писем в ЦК КПСС. И из разговоров я понял, что главный «национальный» во­прос — это языковый вопрос. Брежнев мне задал вопрос, поче­му наш Политиздат и издательство «Молодь» издают литерату­ру не на русском языке. Я ответил:. «Да потому, что есть украинский язык, и на нем разговаривают 75—80% населения республики.

К тому же, названные издательства издают литера­туру, периодические издания на украинском, русском, даже румынском и словацком языках. А если,— говорил я,— мы будем выпускать литературу только на русском языке, то тогда кто же будет выпускать ее на украинском? Москва, что ли? И почему этот вопрос не ставится перед другими республика­ми?» Я сказал, что я хотел бы познакомиться с письмами, идущими в ЦК КПСС по этим вопросам. Брежнев промолчал. Чувствовалось, что тут действует какая-то сила, пытающаяся внести раздор между народами.

Такая постановка вопроса о языке — это же проявление отъявленного шовинизма.

Разве не может понять «вождь» всю несостоятельность и вредность постановки этого вопроса? Всем этим я был огорчен и возму­щен до глубины души. Тем более я знал, видел, мы все делали и делаем для интернационального воспитания кадров нашего народа. Я всегда, везде могу заявить и подтвердить, что украин­ский народ по своему складу народ интернациональный. Но, как говорится, в хорошей семье тоже могут быть уродцы, ведь это не только касается Украины. Иногда этих «уродов» порождает не менее уродливое и пренебрежительное отношение к острым национальным и справедливым стремлениям — сохранению своего языка, культуры, обычаев, наконец вековых традиций.


Забавно, что все это пишет первое партийное лицо Украины, не националист, не Дзюба или Черновол, которых прессовали при Шелесте. Хотя украинофобия Москвы была столь высока, что книгу Шелеста изъяли из продажи за "национализм":

2 апреля 1973 года. В «Коммунисте» N 4 (орган ЦК КПУ) опубликована редакционная статья с критикой на мою книгу «Україно наша радянська». Она изъята из библиотек и продажи, а у того, кто ее не читал, появился к ней особый интерес. На «черном рынке» она ценится в 25-30 рублей. Только дурость и ограниченность могли привести к такому ажиотажу вокруг книги. Большой спрос и на журнал «Коммунист» N 4 (потом его изъяли из продажи вообще, потому что он вызвал много вопросов и недоразумений).

Национализм был в том, что хорошо об казаках писал, выражал любовь к Украине.

Какой можно сделать вывод? Как была Россия царская шовинистическим государством, так СССР продолжила эту традицию (после недолгой оттепели на первых порах), а тов. Путин снова возродил эту великорусскую шовинистическую традицию.

Статьи в тему:

Русификация Львова и Западной Украины. Даже ЦК КПУ в шоке. 1953 г.
Дичайший уровень шовинизма в СССР. Как коммунисты Эмский указ продвигали.
Русский язык - русифицированный церковнославянский.


Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.