?

Log in

No account? Create an account

tipa_bandera

Історія України

Україно-російські відносини, російський шовінізм та ін.


Previous Entry Share Next Entry
tipa_bandera

Добрый Сталин, плохие бояре и Голодомор.

Голодомор в документах.

Мы уже привыкли к нелепой аргументации любителей Сталина, о том, что "отец народов" был не в курсе, это все перегибы на местах. Ниже я приведу письма "с мест", с которыми Сталин был ознакомлен, и которые назвал "гнилыми".



Письмо Председателя ВУЦИК Г.И.Петровского И.В.Сталину и В.М.Молотову о причинах тяжёлой ситуации, сложившейся с посевной кампанией на Украине. 10 июня 1932 г.

Однако мы знали, что выполнение хлебозаготовок на Украине будет нелегкое, но то, что я теперь увидел на селе, говорит за то, что в этом деле сильно переборщили у нас, перестарались. Я был во многих селах этих районов и везде видел, что порядочная часть села охвачена голодом. Немного, но есть и опухшие от голода, главным образом бедняки и даже середняки. Употребляют такие суррогаты, что дальше некуда, да и суррогатов этих подчас нет. На больших собраниях по селам меня, конечно, ругают почем зря, бабы плачут, а бывает, и мужики. Иногда критика создавшегося положения заходит очень глубоко и широко — зачем создали искусственный голод, ведь у нас был урожай; зачем посевматериал забирали — этого не было даже при старом режиме; почему украинцам нужно при тяжелых условиях ехать за хлебом в нехлебные края, а не привозят хлеб сюда и т.д.
На почве суровой хлебозаготовки уйма искривлений на селе, грубость, безобразия, особенно в отношении единоличников, середняков.

Относительно посевов и всходов. Так как семенной материал почти повсеместно забирался в хлебозаготовку, то засев производился часто недоброкачественным материалом, и всходы по этим районам хотя и хорошие, поля без бурьянов, но хлеба редкие. … Бросается в глаза много незасеянной земли. Крестьяне говорят мне: пойди, посмотри кругом села, разве можно допускать так много незасеянной площади. На этом основании и по другим мотивам многие крестьяне, что новые хлебозаготовки будут еще тяжелее для села, чем прошлогодние. И это, пожалуй, верно. На хлебозаготовках я не был, но на посеве был в начале марта в Одесской обл. и в Молдавии, и там я не видел ни одного района (в Роздельнянском я не был), чтобы хлебофуражный баланс не был напряженным. К чему хлебозаготовки привели Молдавию — Вам известно.

Кроме того, у колхозников создается ограниченная корпоративность. Они ради колхозных интересов нажимают на середняка по всем линиям, как по налоговой, так и по разным обязательствам, и сильно перегибают. Кроме того, отталкивают, оттесняют его от хозяйствования вообще и в отношении хозяйственной инициативы в частности.

В кооперативных лавках на селе товаров очень мало, и они очень и очень дороги. Съестных продуктов нет. Будучи в селах, я не мог купить даже хлеба, а сахара, селедок, тарани, каких-нибудь конфет и в помине нет.
Из-за общего голода, как Вам известно, на станцию Дно, ЦЧО, в Белоруссию и на Северный Кавказ стихийно двинулось село. Иногда две трети мужиков покидают село и едут за хлебом, ибо на ст. Дно хлеб 30—40 руб. за пуд, а тут 100—140 руб. пуд. Конечно, на станциях на транспорте творится ералаш. На этой почве развивается и спекуляция. Дальше такое положение терпеть нельзя. Я предложил повести агитацию за организованные поездки за хлебом через кооперацию и колхозы, но тут дня 2—3 тому назад появилось от НКПС чуть ли не запрещение поездок за хлебом. Не дают билетов крестьянам или дают в очень ограниченном количестве. Мне уже мужики ставили вопрос — почему запрещают поездки за хлебом. А кулаку и это дело на руку. Каждый такой факт используется против партии, против колхозов. За последнее время усилились антиколхозные настроения. В некоторых местах выходят из колхозов, разбирают лошадей и другое имущество.

Каганович переслал письмо Петровского Сталину с характеристикой, что в письме Петровского «гниль». И конкретизировал: «Практически его письмо сводится к тому, чтобы, во-первых, подготовить почву отказа от хлебозаготовок в этом году, что совершенно недопустимо». Петровские освещает те факты, которые подтверждаются другими документами и свидетельствами. Как то: отсутствие товаров и продуктов в селах, массовая миграция селян за хлебов в Белорусию и др. места, блокировка выезда людей из сел.


Сталин ответил следующее:

Письма Чубаря и Петровского не понравились. Первый разводит «самокритику» — чтобы получить из Москвы новые миллионы пудов хлеба, второй играет святошу, отдавшего себя в жертву «директиве ЦК ВКП» — чтобы добиться сокращения плана хлебозаготовок. Ни то, ни другое не приемлемо. Чубарь ошибается, если он думает, что самокритика нужна не для мобилизации сил и средств Украины, а для получения «помощи» извне. По-моему, Украине дано больше, чем следует. Дать еще хлеб незачем и неоткуда. (Из письма И.В.Сталина секретарю ЦК ВКП(б) Л.М.Кагановичу о письмах Председателя СНК УССР В.Я Чубаря и Председателя ВУЦИК Г.И.Петровского. 15 июня 1932 г.)


В свою очередь Сталин требовал от Кагановича дожать украинских коммунистов: «Если поедете на Украинскую конференцию (я на этом настаиваю), — примите там все меры к тому, чтобы переломить настроение работников, изолировать плаксивых и гнилых дипломатов (не взирая на лица!) и обеспечить подлинно-большевистские решения конференции».

Обдумывая подготовку к конференции относительно посевной и хлебозаготовительных компаниях Молотов и Каганович предлагали Сталину скрывать факты голода: «На Украинской конференции должна развернуться критика работы ЦК КП(б)У, недостатки которой привели к тяжелому положению в некоторых районах. Встает вопрос, как это освещать в печати. Чтобы не давать пищи иностранной печати, считаем нужным дать изложение этой критики в нашей печати в сдержанных тонах без печатания фактов о положении в плохих районах. Просим сообщить ваше мнение в Харьков»..

В тот же день Сталин ответил согласием. Процесс сокрытия назревающего голода был запущен.


На конференции пожурили «опортуністів, капітулянтів та скигліїв» за мнение, что нормы хлебозаготовок тяжёлые и неподъемные. Символически призвали не допускать перегибов (которые должны быть при заданных нормах). Требовали бороться со спекуляцией (что указывает на дефицит хлеба, о чем и писал Петровский).

В этот же период были попытки массового выхода из кохозов. Вот какие основные мотивы выхода из колхозов освещает в докладной записке с Винницы (оригинал на украинском):


«Прошу исключить меня из колхоза, так как семья пухнет с голода – нечего есть»
«Прошу исключить меня из колхоза поскольку стар/нетрудоспособен/многосемеен/ не удовлетворен и др.»
«Я вступил в колхоз, думал, что будет лучше жить, чем индивидуально, но на практике убедился, что в колхозе хуже».
«Прошу исключить меня из колхоза, поскольку колхозы себя не оправдали, а ындивидуальное хозяйство может лучше функционировать/единщики живут лучше, чем я».


Где-то в это время в ЦК КП(б)У белорусские рабочие (наверно веровавшие в справедливость сталинского строя) шокированные потоками ходоков за хлебом написали следующее письмо:

Колі гэта было, штоб Україну Беларусія карміла. Былі горшіе годы, але Україна карміла Беларусію, а цяперь наодворот. Беларусія непроч помоч українскім колхозам і працытным селянам арганізованым порядком, а не такім як сейчас праісходзіць, што на Беларусії із за українцямі нельзя не прайці не праехаць як на желдорогі, так і на дарогах. Всюди уйма голодных оборваных українцев, которыя валяются по улицам местечка Беларусії Жлобін, Гомель, Бахмуч, Быхат, Магімт, Орша, Мінск, Сіроціно і усюду полно. По лесам некоторые живуць. Да чого гэта доходзіць, к чему гэта вийдзе.

Шмат українцей быває за хлебом коля самай мяжы буржуазной польской Польчши і што вы думаєце мало есьць урочой, якія робяць ваенікі, што українцев змору хоцят задушыць, а у газетах пішут усе хорошо. Чаму прайду не напішуць, што міліоні галадуюць і на полі шмат цяперь гібніт хлеба, а много зарасло травой і не запахано засталося, т.к. самая сіла мужчыны і жанчыны кінулісь у сьвет за куском хлеба, что толькі с голоду не померці.


Выводы из подобных писем и др. информации были сделаны "сталинские": людей начали блокировать в голодающих районах. Не буду здесь приводить эти распоряжения, они общеизвестны.

С 1931 по 1933 год с Украины выдавили более 250 млн. пудов хлеба. А теперь вспомним историю 1918 года.



В статье "Украинский узел" товарищ Сталин писал:
"Короткий удар", которым немцы рассчитывали убить сразу двух зайцев (и хлеб получить, и Советскую Украину сломить), имеет все шансы превратиться в затяжную войну иноземных поработителей с двадцатимиллионным народом Украины, у которого хотят отнять хлеб и свободу.
Так сколько же хлеба отобрали немцы? Первоначально германские империалисты потребовали наставить им 30 млн. пудов, украинского хлеба до конца апреля 1918 года. Затем Центральная Рада взяла на себя обязательство поставить в Германию до 31 июля 1918 г. 60 млн. пудов хлеба, 2750 тыс. пудов мяса, 400 млн. шт. яиц и т. д. На и этого оказалось мало, к осени "победители" потребовали уже 90 млн. пудов хлеба со сроком поставки 1 декабря 1919 года.

К концу июня 1918 г. шеста 60 млн. пудов хлеба было заготовлено лишь немногим более 6 млн. пудов. Крестьянство отказывалась давать хлеб германским насильникам. Реквизиционные и карательные немецкие отряды оказывались бессильными, при их приближении хлеб исчезал бесследно. Его прятали, травили, жгли, оставляли на корню неубранным, лишь бы не доставался захватчикам.

Советская пресса заливалась гневом против грабежа украинского крестьянства.

Сталинский режим изъял несоизмеримо больше хлеба, а выдаваемое в 1918 году за доблесть сокрытие хлеба крестьянством перешло в разряд вредительства, а продотряды показали себя на порядок циничнее немецких «карателей». Все таки 6 млн.за год пудов и 250 за три года подряд - это большая разница.







Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.